PHP-Nuke по-русски    Главная
Начальная
страница
 ЧаВо
Вопросы
и ответы
 Разделы
Наши
темы
 Ссылки
Каталог
сайтов
 Файлы
Каталог
программ
 Форум
Форумы
поддержки
  Логин: Пароль:

  Поиск:  
· Главная
· Галерея
· Календарь событий
· Карта окрестностей
· Каталог ссылок
· Наши опросы
· Новости
· Пользователи
· Разделы
· Форумы
· Энциклопедия


Само озеро красиво, но не выдающееся, а вот дорога (44км набор высоты 900м) потрясающе красива, горы, скалы, просто супер!

Перейти в галерею

29 гостей и 0 пользователей.
()

Вы Анонимный пользователь. Вы можете зарегистрироваться, нажав здесь.


БРЕВЕТ БОЛОТНОЕ 30.04.2007

Марафоны и бреветы

Автор: Бурменко Игорь

1. Предыстория.

Шестого сентября две тысячи шестого года, в начале одиннадцатого, из Новосибирска в сторону Кемерово по федеральной трассе М-53 выехал байкер. Он не привлек к себе внимания ни сотрудников ГИБДД на выездном посту, ни жителей придорожных деревень и поселков, что проплывали мимо него и таяли позади на линии горизонта. Это и было естественно, ведь новосибирцы думали, что он едет в Сокур; жители Мошково полагали, что он едет из Сокура; а обитатели Вороново, в свою очередь, пребывали в твердой уверенности, что этот (несколько странный на их взгляд) велосипедист стартовал из Мошково. Никто из них не мог и предположить, что целью этого забавного со стороны велопробега является Болотное, - разумеется, с последующим возвращением к вечеру этого же дня обратно в Новосибирск.



Первые дни осени баловали погодой: вот и в этот, исключительно по-сентябрьски прозрачный и солнечный, чистое, без единого облачка небо завораживало глубиной. Утро было холодным, но к полудню существенно потеплело, и если бы не прохладный, умеренной силы ветер, вполне можно было бы одеться по-летнему. В такие дни озеро в Сокуре с шоссе выглядит насыщенно-синим, зелень травы кажется особенно яркой, а деревья едва начинают сбрасывать листья, одеваясь в изящную легкую позолоту…

Бежали минуты, мелькали километровые столбики, и серая лента шоссе продолжала разматываться вперед, к намеченной цели, до которой по-прежнему было неблизко. За минутами незаметно, крадучись, уходили часы, а он все так же ехал – плавно и равномерно, без рывков, молча, не испытывая голода, не мучимый жаждой, с невыразимым удовольствием погружаясь в окружающие его пейзажи, преодолевая бескрайние просторы полей своего красочного воображения, предвкушая наслаждение от предстоящей сильной физической усталости.

Обстоятельства не благоприятствовали ему, – ведь в сентябре дни уже достаточно коротки, а утро и вечер могут оказаться довольно холодными. Вот почему на сто десятом километре шоссе ему пришлось развернуться обратно; но, не достигнув своей цели на этот раз, он сохранил в себе мечту бросить вызов непокоренному расстоянию в будущем.

2. Лирика.

Еще осенью прошлого года твердо решив прокатиться в Болотное и обратно (равно как Игорь Березенков запланировал свое участие в апрельском бревете в Екатеринбурге), вблизи майских праздников я вплотную подошел к реализации этого замысла. Не желая расслаблять себя поездкой на среднюю дистанцию в его отсутствие, подумал о том, что более удобного момента для возвращения к моему затянувшемуся спору с Кемеровской трассой не придумать.

Как только у нас за плечами остался весенний бревет в Тогучин, пройденный двадцать первого апреля, мои виды на поездку в марафонском стиле в Болотное начали быстро обретать вполне конкретные очертания. Двадцать второго апреля выехал на восстановительную прогулку (26 км); за ней последовали скоростная тренировка во вторник (76 км; 29,1 км/ч) и легкая в четверг (64 км; 23,6 км/ч). На Тогучинском бревете мне не случилось похвастаться хорошим самочувствием, но теперь я ощущал подъем сил, который к субботе должен был достичь апогея.

Наивность часто бывает наказана, и этот раз не стал исключением: алкогольные пристрастия моей страны, а следом за ними и погода беспощадно разрушили светлые планы. Партия и правительство сделали субботу рабочим днем – следствием стали два дня отдыха вместо одного, а бревет был перенесен на 29 апреля. Однако и это еще оказалось не все: накануне весь день моросил дождь, и хотя по прогнозу воскресенье обещалось сухим, раннее утро принесло мне разочарование. Из окон открывались безрадостные виды на влажный асфальт и серое, мрачное небо. Всю ночь накануне воскресенья меня мучали кошмары: мне снилось, что кто-то украл с моего байка, причем прямо из дома(!), весьма неплохой обвес; что трассу временно закрыли для движения, что мне «повезло» несвоевременно заболеть; что, непонятно как, протерлись до дыр абсолютно новые, еще не катанные велотрусы, и наконец, самое невероятное – будто мои ноги за одну ночь обросли густой обезьяней шерстью… Днем дороги подсохли, но ехать бревет было поздно, и, сетуя на избыточность трехдневного отдыха перед марафоном, я выехал на непойми-какую, но все же тренировку, пригласив в качестве «якоря» младшего брата, чтобы сберечь силы для завтрашних «подвигов». Вечером того же дня, привычными движениями протирая кассету на барабане, и уже зная, что нельзя доверять ни погоде, ни людям, интуитивно почувствовал, что завтра бревет состоится.

И он состоялся.

Предварительное общение с единомышленниками на клубном форуме достаточно ясно показало, что ехать предстоит одному. Назначив старт на 8:30 утра с АЗС «Лукойл» на Пашинском переезде, я не особенно торопился, зная, что никто меня там не ждет. Выехав на десять минут позже, чем запланировал, в ста метрах от дома повстречался со знакомым, который не узнал меня в велоодежде; посмеявшись, мы пожелали друг другу удачного дня. Раннее утро выходного дня, тихое и безлюдное, когда пустынные улицы ярко освещены восходящим над городом солнцем, было свежо и прекрасно; мне ехалось неторопливо, осторожно. Поднимаясь по Северному объезду, старался беречь силы и не мерзнуть в тени.

От подъезда до старта оказалось ровно пятнадцать километров. Появившись на АЗС с пятиминутным опазданием, я торопливо сделал несколько фотографий, прекинулся парой острот с работниками заправочной станции, и в 8:40 выехал на шоссе. Многочисленные, причудливых форм облака, сгрудившиеся в южной части небосклона, не сулили дневной жары, в то время как крепкий юго-западный ветер обещал превратить обратную дорогу в интересное приключение.

Неприглядность замусоренных, пропыленных обочин сглаживалась от радости предстоящего действа. Омрачить ее даже дачники оказались не в состоянии. Они явили выдающуюся активность, создавая на трассе массовку, и, по всей вероятности, пытаясь таким образом поддержать бревет. Ну хотя бы до Сокура… С остановками на вынужденный шиномонтаж (в свое время мне пришлось изрядно покататься на автомобилях, но это лишь утвердило меня во мнении, что проколоть колесо на подобной трассе, не выезжая на обочину – практически невозможно), у каждой попадающейся по пути заправки, закусочной, магазина, и даже по малой нужде у ближайших зарослей еще голого кустарника, многие из автолюбителей фактически доехали до своих дач параллельно со мной. Возможно, вы подумаете, что это преувеличение? За пять машин, от старенького оранжевого «чарлика» и до новой белоснежной «Короллы» с левым рулем, которые запомнились мне по характерным признакам (например, вроде злобной собаки на заднем сидении), я готов поручиться.

В девять, на въезде в Мочище, ощутив под колесами ровный, без выбоин асфальт, непроизвольно прибавил ходу. Вспомнив слова одного из моих учителей о том, что пока хорошо едется, этим следует пользоваться, мне, выражаясь словами другого своего учителя, «пришлось стегать». Попутный ветер свистел в ушах; ощущение скорости и собственной физической мощи было столь упоительно, что расстояние до Сокура промелькнуло почти мгновенно. Сфотографировав на подъеме указатель и озеро, я не стал терять драгоценного времени, помня о том, что прошлогодняя попытка прокатиться в Болотное окончилась неудачей именно по причине его нехватки.

Выезд за Сокур всегда отзывается в душе приливом радостных чувств. Здесь уже не увидишь мусора на обочинах, и даже сам воздух, несмотря на то, что это шоссе, кажется более чистым, а все краски становятся куда более яркими. Никто не вредит природе более, чем человек, совмещающий в себе любовь к автомобилю и даче; еженедельно, подобно тучам саранчи, эти достойнейшие люди устремляются в тридцатикилометровую пригородную зону, сметая на своем пути леса и степи, опустошая ее подобно смерчу. Как и любое живое существо, человек отмечает пройденные им пути продуктами своей жизнедеятельности – густым слоем сажи и пыли, поваленными деревьями и горами мусора. В прошлом году, будучи частым гостем на участке трассы за Сокуром, я укрепился во мнении (возможно, ошибочном), что близлежащие места освоены, в основной массе, дамами и господами, еще не успевшими обзавестись личным транспортом. С сумками и двухколесными тележками они вечно плетутся по обочинам трассы в районе каждой из остановочных платформ, неловко пытаясь перейти дорогу и провожая меня непонимающими, а порой и неодобрительными взглядами.

За поворотом показалось Кошево, начался спуск; переключившись выше, разгоняюсь до 36 – 38 км/ч, и в таком темпе долетаю до самого Мошково.

Мошково! Как в древние века все дорги вели в Рим, так и для меня прошлым летом большая часть маршрутов пролегала через этот райцентр. Через него прошла моя первая, шальная двухсотка, и возможно именно поэтому мне подсознательно нравится возвращаться домой через Мошково. Здесь обычно пускают в магазины с велосипедом, люди, как правило, доброжелательны, и всегда можно купить спелые фрукты и холодную Кока-колу. Не делая исключений, подъезжаю к магазинчику на краю привокзальной площади, покупаю апельсин и банку лимонада; на часах 10:22, а значит, на этот раз Болотное от меня никуда не денется!

Выезжать за Мошково в сторону Кемерово всегда приятно – дорога убегает вниз длинным, пологим спуском, окруженная солнечными, приятно зеленеющими лужайками, отделенными друг от друга группками кустарника и лиственных деревьев. Любители загородных пикников сюда пока еще не добрались, и природа напоминает видами опустевший, недавно забытый людьми парк. Машин на шоссе становится совсем мало, что дополнительно увеличивает привлекательность пути; поддерживая приличную скорость, слушаю подходящую для длительной поездки музыку и оглядываюсь по сторонам.

Здесь как-то особенно заметно, что находишься уже на приличном расстоянии от Новосибирска – природа вроде бы та же, но она другая. Иначе щебечут те же самые птицы, запах еще сырой весенней земли с уже вспаханных полей кажется особенным, а уж про небо нечего и говорить… Эти весенние дни, когда на деревьях только начинают появляться первые маленькие листочки, имеют свое, ни с чем не сравнимое очарование, дыша юностью, свежестью, чистотой. Слева от меня – густые, обширные рощи белоствольных берез; ветви их едва тронуты нежными, робкими мазками светло-зеленых тонов. Подлесок прозрачен, бесцветная прошлогодняя трава примята длинными, безжизненными прядями, и мне вспоминаются роскошные, густые заросли папоротника, цвета темной меди, встретившие меня в этих местах в сентябре прошлого года…

В Вороново прячется в кювете гаишник с радаром – фигуру гаишника с радаром в руке можно без преувеличения считать символом Вороново. Беседуя с задержанным нарушителем скоростного режима, он измерил и мою скорость, после чего оба проводили меня удивленным взглядами до самого моста через Анюшку.

Начался спуск в долину Ояша. Густой сосновый бор, поднимающийся с обеих сторон от дороги на противоположном склоне, приятно радует глаз. Жаль терять на подъемах среднюю скорость, которая к этому моменту превысила 31 км/ч, но без горок было бы неинтересно; пролетаю мост через речку, переключаюсь пониже и начинаю довольно бодро подниматься наверх.

Примерно через пять километров тенистый бор остается позади, и шоссе ныряет в следующий лог. Уже близко то место, где в прошлый раз пришлось повернуть обратно; облака все чаще набегали на солнце, но это не могло омрачить моего отличного настроения. Вспоминая прошлогоднюю поездку по М-53, мыслями я постепенно уходил все дальше и дальше в прошлое; воображение рисовало картины из многочасовых, дальних поездок юных лет, на самодельном дорожном велосипеде. Следом нахлынули воспоминания о детской мечте – стать сильнее собственных слабостей, не бояться гигантских (по тогдашним меркам) расстояний; чтобы колесо моего велосипеда могло пожирать ленты дорог, словно макароны, легко и быстро, десятками, и, может быть, даже сотнями километров… С годами мечта выцветала, бледнела, с нее медленно, незаметно осыпались краски, словно со старого холста, и однажды наступил тот миг, когда о ней забыли. Всегда и все было против нее: нехватка денег, нехватка знаний и навыков, вечное непонимание родителей и знакомых, отсутствие в магазинах самых элементарных запчастей и инвентаря. Но похоронить мечту окончательно оказалось по силам только быту: с годами обрастая обязательствами, ненужными знакомствами, барахлом и подкожным жиром, я не заметил, как она, вместе с велосипедом, оказалась погребена в куче хлама – хлама физического и духовного, заполнившего мою жизнь и мной завладевшего. И тут, впервые в жизни, на помощь пришли мода и реклама. Так (можно сказать, случайно!) мною был приобретен байк для выездов после работы в Заельцовский парк, до которого от дома рукой подать.

В этот момент я сообразил, что впервые сел на байк ровно год назад, тридцатого апреля две тысячи шестого года; в тот день удалось проехать около семидесяти километров, от мелькомбината на Большевистской до дальних дач в Красном яру и обратно. Тогда и пришло внезапное понимание: моя мечта не только не умерла, - за эти годы у нее выросли красивые, сильные крылья, способные поднять меня над житейской трясиной.

События и обстоятельства последних дней представились в новом, совершенно ином свете – преодолеть себя и достичь желаемой с прошлой осени цели именно сегодня – это символично. Не зря же пришлось дважды откладывать старт!

Думая о пути длиной в год и в девять тысяч километров, вспоминая и сравнивая день вчерашний с сегодняшним (кто мог предположить, что он таким окажется? Кто угодно, кроме меня самого; даже если бы мне об этом год назад рассказали, я расхохотался бы рассказчику в лицо!), пролетаю на очередном спуске поворот на Эстонку и вновь лезу наверх.

Тем временем небо заволокли мощные кучевые облака, похолодало. В довершение ко всему испортилась дорога, и на меня внезапно навалилась усталость. И хотя скорость почти не снизилась, минуты потекли медленно, тягуче. Неожиданная помойка за раскатанной левой обочиной уведомила о приближении к Егоровке; проезжая путепровод, мысленно ругал строителей моста – неужели его нельзя было сделать шире на метр, ну хотя бы – на полметра? Водитель ползущей за мной томской фуры посигналил было, но сразу же понял, что его все равно не пропустят; обгоняя на спуске, он прошел достаточно близко, и мне хорошо было видно в зеркале заднего вила его угрюмое раздраженное лицо.

Последние шесть километров шоссе до Болотного, по извечной традиции, были особенно разбиты. Объезжая выбоины, местами даже по обочине, мысленно сетовал на потерю скорости; впрочем, не это главное.

Неподалеку от поста ГАИ спал в кабине водитель КамАЗа, положив подушку на руль; на самом посту было пусто. Не заезжая собственно в Болотное, я немного поел и отдохнул, сидя в палатке придорожного кафе. Мимо сновали машины, маршрутки и автобусы, многие из которых останавливались на отдых и обед. Люди из Кемерово, Томска, Новосибирска, из Болотного – шли мимо, в закусочную, нескончаемой вереницей; многие из них бросали в сторону меня и моего байка любопытные взгляды. Интересно, о чем они думали, глядя на то, как я, обливаясь соком, жую купленный в Мошково апельсин?

Обратный путь был не столь богат впечатлениями, - большинство из них вытеснил крепкий встречный ветер. По мере удаления от Болотного он незначительно слабел, но не давал ни минуты передышки. С самого начала обратной дороги о передачах выше 44–17 пришлось забыть; до сих пор мне еще ни разу не доводилось ехать против такого сильного ветра на столь длинной дистанции.

Небо с каждой минутой мрачнело все сильнее. На лицо мне упали первые капли дождя, и хотя вымокнуть на шоссе на велосипеде – перспектива не очень приятная, интенсивные дождики значительно снижают ветер, так что в любом случае байкер в выигрыше – либо получая передышку от ветра, либо оставаясь сухим.

Сделав несколько слабых, натужных попыток пролиться дождиком, облака оставили эту затею, но еще сильнее спеленали небосвод. Ветер гудел в ушах, заглушая шум от накатывающих из-за спины автомобилей; они резко выныривали из-за плеча, и поэтому приходилось чаще оглядываться назад, объезжая неровности.

Медленно, но равномерно продвигаясь вперед, даже не пытаясь развить скорость более 22 км/ч, я решил остановиться на кратковременную передышку в Вороново, где солнце уже выглянет из-за облаков, чтобы подкрепить силы очередным апельсином. Пока же оставалось только ждать, когда организм вновь прогреется и войдет в нужный режим работы… Участок шоссе до Егоровки занял всего лишь на четыре-пять минут больше времени, чем по дороге в Болотное, но показался весьма утомительным; за путепроводом, различив впереди убегающую в сторону от шоссе грунтовку, пришел к выводу о необходимости двухминутной передышки. После которой почувствовал, что втянулся – чему был искренне рад.

Понять, что такое борьба с сильным ветром на протяжении семидесяти километров (или трех с половиной часов – как больше понравится) можно только попробовав это. Усталось подкрадывается незаметно, а все внимание сосредотачивается на преодолении препятствий и помех движению. Со временем каждому кустику, каждой группе тощих молоденьких березок с наветренной стороны начинаешь радоваться, словно родным. Бережно расходуя силы, я едва тащился вверх по тягунам на открытых местах, и искренне ликовал, когда, въезжая в бор перед Ояшем, разогнался до двадцати пяти километров в час.

Спускаясь в долины речушек, с удивлением обнаружил, что вверх по этим же самым склонам двигался быстрее. Ветер успешно побеждал гравитацию и другим способом: дуя под острым углом, он вынуждал «наваливаться» на воздух. Должно быть, велосипедист, едущий наклонно под углом к дороге, выглядит со стороны весьма занятно – жаль, что никто из одноклубников не поехал, иначе у меня была бы возможность оценить такое зрелище со стороны. Мало того, это оказалось весьма опасно при близком проходе крупногабаритных грузовиков, после которых меня не столько подтягивало вперед, сколько начинало бросать во все стороны, словно перышко.

В районе девяносто пятого километра, от непривлекательной придорожной закусочной, за мной с громким лаем кинулась, оскалив зубы, небольшая, но довольно агрессивная дворняга. Решив встретить ее достойно, а заодно развеять утомившее однообразие движений, выстегнул ногу, и, улыбаясь, оскалился ей навстречу. Что именно испугало собаку – судить не возьмусь, но она мгновенно отпрянула от меня на безопасное расстояние.

Короткая остановка в Вороново и съеденный апельсин немного подкрепили меня; пообещав себе самому более продолжительный отдых и Кока-колу в Мошково, вернулся на трассу. Расстояние от Вороново до Мошково невелико – всего километров двадцать, но теперь это была двадцатка в подъем и против ветра, и там, где утром мне понадобилось каких-нибудь сорок пять минут, обратная дорога заняла больше часа. Вслед за усталостью физической пришла эмоциональная – уже не замечая красот окружающей меня природы, я просто продолжал двигаться вперед, с упорством животного, направляемого инстинктом. Постепенно Мошково стало представляться мне труднодостижимым раем, где нет ветра, на деревьях растут шоколадные батончики и текут реки из лимонада в берегах из сахарного песка… Сначала пропало реальное ощущение времени; чуть позже заметил, что совсем перестал оглядываться на попутный транспорт; еще позднее отметил, что воображение отключилось начисто, и все мои движения происходят как бы автоматически. Потом я начал считать оставшиеся до магазина километры, и на повороте с трассы в райцентр мелькнула последняя мысль: «прохождение – Мошково 17:20…»

Сознание начало возвращаться вместе со сникерсом, но зарядка мозгов не произошла мгновенно, она потребовала времени, за которое я успел благополучно остыть еще раз. Вечерело, ветер и не думал слабеть; ощутимо похолодало. Пришлось врабатываться заново.

Дорога до Сокура далась относительно легко, но усталость сказалась на внимании и реакции. Ощущения были такие, будто всю жизнь, с самого рождения, я боролся с сильным ветром, и так к этому привык, что уже не представляю себе других погодных условий. В те минуты мне легко верилось, что не имеет значения куда ехать – встречный ветер одинаково будет тормозить любые перемещения, в какую сторону ни двигайся. Тем не менее, мне уже удалось вновь обрести способность замечать вдоль обочин заросли медуницы и отслеживать попутный транспорт, что не могло не радовать.

За Сокурской ямкой, спешившись, пустил в ход второй сникерс; несколько минут спустя, развив против ветра невероятные 25 км/ч, совершенно неожиданно для себя я обрел полную ясность сознания. Вслед за этим обнаружились скрытые ресурсы сил, и, поскольку беречь их уже не было нужды, они тут же были пущены в ход. Хорошая скорость часто становится источником хорошего настроения, а на въезде в Мочище оно еще улучшилось от того, что ветер начал стихать.

Последний отрезок до финиша был пройден даже быстрее, чем утром при попутном ветре! Наслаждаясь ощущением собственной силы, я летел к городу, пьянея от очередной победы над самим собой. Еще не начался май, а в моем активе уже три с половиной тысячи километров с начала года, в том числе две двухсотки, и обе не из легких – это ли не повод для оптимизма? Жаль вот только в Сокуре время прохождения отметить забыл, но это уже мелочь…

3. Прохождение.

30 апреля 2007 г., Понедельник (269 км, с начала сезона 3579 км, 25,1 км/ч, 10:43')

Тренировка: шоссе.

Маршрут: Новосибирск – Болотное – Новосибирск по трассе М-53.

Задачи: проехать бревет Новосибирск-Болотное-Новосибирск 240 км по правилам рандоннеров, менее чем за 13:30'. Выполнить объемную тренировку. Получить от этого удовольствие.

Данные по бревету: дистанция от старта до финиша 238,79 км, время от старта до финиша, включая отдых, 11:50' (с учетом того, что время бревета пошло с 8:30'), время ходовое 9:26'41", суммарное время отдыха 2:23'19", средняя скорость 25,28 км/ч.

На этот раз, учтя предыдущие ошибки, не только померял данные по бревету, но и зафиксировал прохождение:

Ориентир

Время прохождения в сторону Болотного

Время прохождения в сторону Новосибирска

Новосибирск (старт, финиш)

8:40

20:20

Мочище

9:00

20:00

Сокур

9:30

данные отсутствуют

Мошково

10:15

17:20

Вороново

11:15

16:00

Река Ояш

11:35

15:40

Егоровка

12:26

14:20

Болотное (точка разворота)

12:50

13:50

Новосибирск – Болотное: 119,46 км, время ходовое 3:54'05", средняя скорость 30,61 км/ч

Болотное – Новосибирск:119,33 км, время ходовое 5:32'39", средняя скорость 20,52 км/ч

P.S. Неподалеку от финиша, уже всей кожей ощущая себя победителем, вспомнил еще об одном знаменательном дне. Через месяц, 31 мая 2007-го, исполнится ровно два года с того дня, как врачи сказали мне, что я не буду перемещаться иначе, чем в инвалидной коляске. Надеюсь, что и эту дату мне удастся отметить достойно – на бревете, скажем, на Колыванской трассе, где-нибудь в ста пятидесяти километрах от города.



Разместил: viking [18/11/2007]

 
Логин

Пароль

Не зарегистрировались? Вы можете сделать это, нажав здесь. Когда Вы зарегистрируетесь, Вы получите полный доступ ко всем разделам сайта.

· Больше про Марафоны и бреветы
· Новость от viking


Самая читаемая статья: Марафоны и бреветы:
БРЕВЕТ БОЛОТНОЕ 30.04.2007


Средняя оценка: 5
Ответов: 3


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо



 Напечатать текущую страницу Напечатать текущую страницу



Re: БРЕВЕТ БОЛОТНОЕ 30.04.2007 (Всего: 1)
от Alexei на 18/11/2007
(Информация о пользователе | Отправить сообщение)
Супер! Просто слюнки текут...  Пойду сейчас на станок, крутану двадцаточку, и представлю дорогу Мошково - Ояш с таким красивым лесом по обочинам, и таким милым переездом посредине.
Я очень хорошо знаю эту дорогу на авто, и обязательно познаю её на вело следующим сезоном. Возьмёшь с собой?





Re: БРЕВЕТ БОЛОТНОЕ 30.04.2007 (Всего: 1)
от Бегемот на 21/11/2007
(Информация о пользователе | Отправить сообщение)
Ну вот и я буду вспоминать, что мне врач по рекомендовал весной кататься на велосипеде, но воздержаться от прыжков, со-скоков, встряски... Открытие велокатания планирую март-апрель 2008. А то можно так и остаться топтуном на всю жизнь.



Архив статей  ::  Добавить новость ::  Контакт с автором ::  Рекомендовать Нас

(С)2007 Новосибирский велоклуб ТИТАН